Психология

Психология успеха

Психология человека

Семья и брак

Рецепты

Выступление человека, который хочет умереть в возрасте 75 лет

Оцените материал
(0 голосов)
Пресса ликует, освещая каждое известие о возможности продлить наше существование. Но журналист издания The Atlantic говорит в статье, что это неправильно - жить более 75 лет.

И это несмотря на тот факт, что он любит жизнь и выступает против легализации эвтаназии.

Статья Иезекииля Эмануэля (Ezekiel Emanuel), директора отделения клинической биоэтики Национального института здравоохранения и председателя Отдела этики и политики в области здравоохранения в Университете Пенсильвании, изобилует аргументами. И, несмотря на экзотические высказывания о желании умереть в 75 лет, автор делает ряд замечаний, как наше общество сегодня живет, стареет и умирает.

«Слишком большое внимание уделяется долголетию»

По сути, призыв Эммануила сосредоточен сегодня на завышении выгоды, связанной с долголетием.

Возможность увеличить продолжительность жизни очаровывала и продолжает очаровывать. Взгляните, например, как американцы восхищаются жителями Калифорнии, адвентистами Лома-Линда, которые считаются одними из самых знаменитых американских долгожителей.

Люди хотят жить долго и считают, что, если они будут заниматься спортом, будут активно тренировать ум, если они будут пить соки, соблюдать строгую диету и принимать соответствующие добавки и витамины, то они смогут обмануть смерть. Но, говорит Эмануэль, «маниакальное желание бесконечно продлить жизнь является ошибочным и потенциально разрушительным».

По мнению автора, мы привыкли видеть увеличение продолжительности жизни в качестве бонуса возможностей. По сравнению с 1900 годом, в 1990 году средняя продолжительность жизни увеличилась с 47 до 79 лет, а также обеспечила возможность человеку продлить те дни, когда тело все еще энергичное и сильное. В настоящее время прогресс в области долголетия может не только продлить жизнь людей старше 60 лет, но другими словами, «растянуть старость», сказал Эмануэль.

Люди ожидали, что, с продлением жизни продлится и период, в котором мы можем широко использовать физические возможности без особых препятствий, но эти ожидания так и остались невыполнимыми, ссылается Эммануил на данные американской статистики. Одно из замечаний, что, вместо того, чтобы стать свидетелями сокращения трудных лет, связанных со старостью, увеличение долголетия привело к «увеличению абсолютного числа потерянных в результате нетрудоспособности лет при увеличении продолжительности жизни».

Эмануэль иллюстрирует идею на примере своего отца, которому после перенесенного сердечного приступа пришлось подкорректировать свою жизнь на гораздо более медленный темп, пришлось отказаться от некоторых видов деятельности и довольствоваться такой жизнью. Мужчина говорит, что он счастлив, но его сын обращает внимание, что это в основном потому, что незаметно уменьшились его ожидания.

«Старость – это потеря»

«Несомненно, смерть является потерей. Лишает нас опыта и вех, времени, проводимого с нашими партнерами и нашими детьми. Короче говоря, лишает нас всех вещей, которыми мы дорожим. Но есть простая истина, которую многие из нас игнорируют. Что жить слишком долго - это также потеря», пишет автор.

Помимо физических способностей, Эмануэль перечисляет потери в творчестве и скорости мышления. Он также просит освободить детей (потомство) от бремени удовлетворять ожидания родителей и бремени ухода за стариками, которые не могут заботиться о себе.

У него есть лишь одна просьба в пользу эвтаназии. От тех, кто хочет быть подвергнут процедуре эвтаназии, Эмануэль сказал, что «страдать от боли невозможно, от депрессии и безнадежности, испытывая страх потерять свое достоинство и контроль над собой». Эти люди нуждаются в помощи, это не убийство, говорит автор.

Цель этого эссе – отказ от лечения любого хронического заболевания после 75 лет, что практически приведет к самоубийству, говорит автор. Цель статьи - подготовить читателя к реальности приближающейся смерти и пригласить его решить вечные вопросы о смысле бытия, которые он сейчас обходит стороной или прячется от них в социально приемлемом агностицизме.

Данное предложение, наряду с демографической схемой продолжительности жизни, представленной в начале статьи, рекомендуется к прочтению. Потому что, когда вы знаете, что у вас ограничено время, вы принимаете это, и вы живете более ответственно.

В защиту старости

Призыв к ответственности является одним, что выходит за рамки аргументов автора - подвергнуть состояние человека к принятию смерти без вызова. Жить с широко открытыми глазами, обрести устойчивые ценности, не гнаться за ветром не смотря на приближающийся конец. Но хотя автор имеет право на свободу мнения, и представляет себе конкретный путь своей жизни, это не делает его предложение менее похожем на пассивную эвтаназию.

Даже если утверждать, что его желание – сеять абсолютное добро, Эмануэль судит о том, что хорошо для большинства людей, тем самым принимая во внимание возможность того, что некоторые люди имеют возможность уникально долго и счастливо стареть без немощности. Как будто бы, прося за активную эвтаназию, аргументы могут увеличивать сочетание причин и эмоционально утверждать их. Однако чтобы выбрать лучший путь требуется больше, чем эта смесь.

Доказано, что некоторые люди умудряются быть красивыми, несмотря на немощность старости. И живут полноценной и глубокой жизнью, подавая пример и вдохновляя других. Немощность в старости снижает ценность человека не более чем при наступлении нетрудоспособности в молодости, но автор не касается этого вопроса, потому что возможно мало кто также быстро согласится с ним.

И дети живут зависимо от тех, кто вокруг них, но когда кто-то отказывается от помощи, то на этого человека смотрят странно, что он не следует естественному ходу жизни, естественно, жизни. Критики скажут, что у ребенка все будущее впереди, он имеет возможность понять неизведанное. Но почему весь этот потенциал (который, согласно определению, может быть достигнут или нет) более важен, чем фактическое прошлое человека, который уже прожил жизнь? Будущее может быть более важным, чем в прошлом только потому, что человек осознал субъективные предпочтения, но было бы нелогично обосновывать ценность этих предпочтений несовершенному человеку.

Ценность человека должна быть абсолютной и неизменной, потому что любое отступление от абсолютного ведет нас в утилитарный лагерь, в котором человек имеет значение для общества, только если он креативный, продуктивный, эффективный. Любовь противоречит этой концепции. Тот факт, что мы способны любить людей не креативных, непродуктивных, может быть, даже неэффективных является доказательством того, что не в этих качествах выражается ценность человека.

Христианство защищает абсолютное значение человека, проповедуя любовь, как «курьез природы», необъяснимый по математике эгоизма, и которую мы ясно видим на каждом шагу.

Эмануэль указывает на реальную проблему: старение часто тяжело и уродливо. Но решение, которое предлагает он, это, скорее, форма отказа, которое, хоть и уменьшит некоторые потери, но не может устранить главную потерю, как признается он: времени, проведенного с близкими. Поэтому, лучшим решением было бы не сдаваться в старости (как учит он в своих уроках). А бороться, чтобы превратить старость в период не только сносный, но даже приятный. Почему у нас низкие стандарты, когда мы продвинулись уже так далеко?

 

Прочитано 1314 раз
Другие материалы в этой категории: « Гнев Психология улыбки »

Добро пожаловать в группу